0

Охрана труда куда жаловаться

Охрана труда куда жаловаться

– Хоть белорусские власти и уверяли, что наша экономика настолько стабильна, что мировой финансовый кризис её не коснётся, мы уже видим, что это не так. На многих предприятиях, где нечем платить зарплату, люди потеряют работу по истечению срока контракта. И такие факты уже есть. Так, например, в НИИ образования по истечении срока контракта уволили уже 40 человек.

Более того, сейчас, в связи со сложностями сбыта продукции, получила распространение практика установления неполного рабочего времени. Это расценивается нанимателем как существенные изменения условий труда, а не простой по вине нанимателя. А ведь снижение производства и отсутствие работы квалифицируется статьей 34 Трудового Кодекса именно как простой. Если наниматель в соответствие с трудовым распорядком и трудовым договором не может обеспечить работника объемом работы, то это простой по вине нанимателя.

Как результат, на многих предприятиях, устанавливая 4-дневную рабочую неделю, людей принуждают писать заявления о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы. Это тоже простой. Хотя в нашем законодательстве есть такая статья, что по инициативе нанимателя с целью предотвращения сокращения работника может предоставляться отпуск без сохранения зарплаты, но только по согласованию с работником. Но в данной ситуации мы знаем, что никакого желания у работников нет, и никакого согласования не происходит, людей вынуждают уходить в неоплачиваемые отпуска.

Мы знаем, что с 1 ноября была повышена тарифная ставка первого разряда, в частности, для бюджетных учреждений. Люди получили в ноябре повышенную зарплату, а уже в декабре было объявлено, что они будут получать по-старому. Повышение практически было отменено. Это пример того, как руководство страны просчитывает стратегию своей деятельности, и как оно поступает с людьми.

– Елена Владимировна, что вы можете сказать о правовой осведомленности белорусских работников? Всегда ли они готовы защищать свои права?

– Сам процесс снижения трудовых гарантий свидетельствует о правовой безграмотности нашего населения, которое допустило принятие этих актов. Люди нуждаются в правовой помощи. У нас вопиющая правовая безграмотность населения в области трудовых отношений. Люди попросту не знают своих прав.

Кроме того, следует отметить, что и законодательство все время меняется. Поэтому даже юристам бывает сложно за ним уследить.

Простые люди в правовых отношениях просто запутаны. И запуганы. Они боятся потерять свою работу, и боятся не без оснований. Потому что наше государство, в отличие от других развитых стран, не предоставляет для безработных таких социальных гарантий, которые позволили бы им не голодать в случае потери работ. Пособие по безработице очень низкое.

Можно привести такой пример. К нам обратилась семейная пара работников предпенсионного возраста. Они оба потеряли работу за два с половиной года до пенсии. Оказалось, что семейная пара, где жена проработала больше двадцати лет, муж – около тридцати, оказалась просто на улице. И в данном случае никаких гарантий государство им не предоставляет. Единственное, что они могут – встать на учет по безработице и получать гроши — 17-20 долларов в месяц. Прожить за эти деньги невозможно. Это очень тяжелая ситуация. В таком случае на помощь должен прийти профсоюз.

Большинство работников страны – члены Федерации профсоюзов Беларуси. ФПБ заявляет о своих хороших отношениях с властью. Отношения-то хорошие, а результаты работы? Кто должен защищать интересы работников, особенно на национальном уровне и в сфере трудового законодательства? А ФПБ практически никакой роли здесь не играет…

Так, много говорилось о смягчении контрактной системы. ФПБ заявляла, что она добилась обязанности нанимателя предупреждать за две недели о не продлении контракта, а также заключения контракта с работником предпенсионного возраста на срок до достижения им пенсионного возраста. Но это – косметические изменения, которые не меняют самой сути контрактной системы. И сегодня можно констатировать, что официальные профсоюзы на этом поприще ничего не достигли. Более того, допустили принятие изменений в Трудового кодекс, которые во многом ухудшили положение работника.

Я не могу сказать, что наши люди активны в вопросе защиты своих трудовых прав. Вот в Италии несколько лет назад, когда правительство хотело принять трудовой кодекс, ущемляющий права работников, на улицу вышло более миллиона человек. Вышли, чтобы защитить свои права. А у нас, к сожалению, многие люди не готовы себя защищать. Они мирятся с несправедливостью, с нарушениями, пытаются как-то договориться с нанимателем, не верят в свои силы и не верят в поддержку, которая им должна быть оказана.

Возможно, и в ФПБ есть правовые инспекторы, которые защищают конкретных людей. Но спроси у большинства работников предприятий, членами какого профсоюза они являются, они затруднятся ответить. А порой даже не знают названия официального профсоюза и абсолютно не верят в то, что он их защитит. На практике именно так и происходит.

Поэтому работа по правовому образованию нашего населения, по оказанию помощи, по обучению умению отстаивать и защищать свои права, конечно, очень нужна. Она имеет огромную перспективу, и не должна остановиться или закончиться ни на каком этапе. Потому что люди будут всегда в этом нуждаться.

– Наниматели часто нарушают законодательство? Всегда ли они несут за это ответственность?

– Надо сказать, что контрактная система ставит белорусского работника в полную зависимость от нанимателя. Она дает нанимателю безусловную возможность злоупотреблять своими правами. И это происходит повсеместно. Играет роль и правовая безграмотность тех же нанимателей. В итоге нарушений трудового законодательства — масса.

Причем, они касаются не только вопросов увольнения, но и незаконного привлечения к дисциплинарной ответственности, недоплаты заработной платы, лишения премий, нарушений техники безопасности, тяжелых условий труда. Спектр этих вопросов широк.

В нашей стране нет такой тенденции, чтобы суд становился на защиту интересов работников. Особенно это касается контрактной системы. Очень много случаев, когда правовые акты, регламентирующие заключение и расторжение контрактов, нарушаются. Но, как правило, в случаях увольнения, если работник был не предупрежден заранее, или в случаях перевода на контракт без соблюдения требований законодательства, суды всегда становятся на сторону нанимателя. Очень мало случаев, когда в условиях работы по контракту люди были восстановлены на работе.

И то же сокращение штатов сейчас стали применять очень редко. Зачем нанимателю платить компенсацию работнику, если он может уволить работника по истечению срока действия контракта без всяких выплат? Вместе с тем, судебная практика нашего профсоюза показывает, что в результате кропотливой работы по защите интересов работника наши юристы все-таки достигают определенных результатов. Конечно, усилий надо приложить очень много. У нас немало случаев восстановления на работе, отмены незаконных дисциплинарных взысканий, взысканий с нанимателей в пользу работников заработной платы.

Так, в прошлом году нашей правовой службой было взыскано в пользу работников свыше 50 миллионов рублей недоплаченной заработной платы. Люди идут к нашим юристам, к нашим представителям, потому что они не владеют в достаточной степени своими правами и нуждаются в конкретной правовой помощи. Причем это происходит не только в тех случаях, когда случилось что-то радикальное, например увольнение, но и в повседневной трудовой жизни. Потому что нарушения – перемещение на другую работу, привлечение к работе, не предусмотренной трудовым договором и т.д. – все это имеет место.

Наемные работники остро нуждаются в защите. Для профсоюзов, которые имеют право представлять интересы работников, это одна из важнейших направлений деятельности.

– Что нужно знать работнику перед тем, как обратиться за помощью в случае, если его права нарушены?

– Если трудовые права нарушены, люди зачастую даже не знают, куда обратиться. Они начинают писать заявления нанимателю, идут с ним разговаривать.

Первый этап, куда должен обратиться работник – комиссия по трудовым спорам. Очень часто говорят, особенно на мелких предприятиях: «А у нас никакой комиссии нет». Это не имеет значения. В соответствие с Трудовым кодексом, обязанность по созданию комиссии по трудовым спорам лежит на нанимателе. Поэтому, есть комиссия или нет, работник обращается в комиссию. Если комиссия не создана или в течение месяца работнику не ответили, он имеет право обращаться в суд.

Если нарушение трудовых отношений, прав работника, произошло во время действия трудового договора, даже если он прекращен к данному моменту, срок обращения – три месяца с момента, когда работнику стало известно, что его права нарушены. В том случае, если работник уволен, и он считает увольнение незаконным, неважно по какому основанию, он должен обращаться в суд непосредственно в течение месяца с момента увольнения. КТС в данном случае не нужна.

Иногда вопрос ставится таким образом, что работник не оспаривает увольнение, а хочет оспорить нарушение его прав во время работы. Например, его незаконно лишили премии. В таком случае, даже если работник уже уволен, все равно сначала он должен обратиться в КТС, если он член профсоюза. Если работник не является членом профсоюза, он может обратиться и в КТС и непосредственно в суд.

Еще одним органом, куда может обратиться работник в случае, если его права нарушены, является Государственный департамент инспекции труда. Часто люди обращаются в прокуратуру. Однако по трудовым вопросам прокуратура чаще всего делает отписки и предлагает людям обратиться КТС или в суд. Прокуратура осуществляет контроль над исполнением законодательства, и по трудовым вопросам она зачастую считает, что работник сам может защитить свои права.

Могу привести такой пример. Мы говорили, что работник не имеет права расторгнуть контракт до истечения его срока действия, или, например, работник знает, что контракт с ним продлен не будет. Если нанимателем нарушены условия контракта, в частности, несвоевременно выплачивалась заработная плата, или отпускные, или премии, или не был предоставлен день отдыха, работник имеет право обратиться в инспекцию по труду за установлением этого факта нарушения. Но, подчеркиваю, работник может обратиться не только в инспекцию по труду, но и в профсоюз. И профсоюз также, в соответствии с ТК, может установить факт нарушения условий трудового договора или трудового законодательства. Установление такого факта является основанием для расторжения срочного трудового договора, в том числе контракта, по инициативе работника. И в данном случае наниматель, который нарушил права работника, обязан выплатить ему трехкратный среднемесячный заработок.

Мы, защищая своих работников, применяем такие нормы. В итоге люди, хоть и потеряв работу, получают компенсацию на основании установленной вины нанимателя. Есть в ТК 43-я статья, где говорится, что срочный договор может быть расторгнут по инициативе работника с того момента, который указан в заявлении в случае нарушения нанимателем трудового договора или трудового законодательства. Но есть оговорка, что факт нарушения должен быть установлен уполномоченным органом, профсоюзом или судом.

Следует отметить, что официальные профсоюзы не часто пользуются правом установления факта нарушения трудовых прав работника. Например, сейчас и Министерство промышленности, и официальные профсоюзы прекрасно осведомлены, что перевод на сокращенную рабочую неделю без компенсации является нарушением. Но они молчат об этих фактах. И люди молчат, потому что не хотят потерять работу. Работник может возмущаться по поводу этих нарушений в случае, если он сам готов уйти, или он заранее знает, что ему контракт не продлят, и доказав факты нарушений, он может хотя бы получить компенсацию.

Представители Министерства труда стараются представить ситуацию таким образом, что увольнение по истечению срока контракта нельзя рассматривать как увольнение по инициативе нанимателя. Они говорят «работник сам подписал контракт». Но в конвенции МОТ № 158 говорится, что трудовые договоры не должны расторгаться с работником, а если расторгаются, то с выплатой компенсации.

Но самое главное, что сказано в преамбуле этой конвенции, что она направлена на защиту работников от срочных трудовых договоров. Потому что те страны, которые ратифицировали эту конвенцию, установив гарантии для увольнения, должны предоставить в МОТ перечень тех категорий работников, с которыми в стране заключаются срочные договоры и обосновать, почему они заключаются, то есть это может быть обусловлено характером работы и т.д.

А у нас получается, что все трудовое население работает в условиях срочных трудовых договоров. Кстати, когда встречаешься на семинарах с представителями профсоюзов, юристами других стран, той же России, Украины, и когда они узнают, что у нас происходит, что все население на срочных трудовых контрактах, их это повергает в шок. Нигде такого прецедента не существует. В данном случае, наверное, во всем мире. Это действительно можно сравнить с формой рабского труда. Человек вынужден подписать контракт, иначе его уволят. Потом, у него появилась возможность устроиться на более престижную работу с лучшими условиями труда, более высокой зарплатой, но его не пускают. Что получается? Это можно расценивать как одну из форм принудительного труда.

В конвенции МОТ, которая тоже ратифицирована Беларусью, говорится, что нельзя применять принудительный труд в целях дисциплинарного воздействия к работникам. А если мы вспомним, как называется декрет президента № 29 – «Об укреплении трудовой дисциплины». Получается, что у нас превентивно практически все трудовое население наказано в трудовых отношениях.

Что самое ужасное, наши люди и работники того же Министерства труда эту контрактную систему воспринимают как данность. А ведь сравнительно недавно у белорусских трудящихся было гораздо больше трудовых гарантий. А если сюда добавить еще и отмену льгот!

У наших людей действительно нет уверенности в завтрашнем дне – нет гарантий, нет льгот. Молодые специалисты не могут устроиться на работу, либо вынуждены работать по принудительному распределению, которое тоже можно рассматривать как форму принудительного труда. Ведь часто молодые специалисты, работая по распределению в школах, больницах, других учреждениях, получают такую зарплату, на которую совершенно невозможно прожить. Более того, у нас были случаи, когда молодые специалисты прибыли на предприятие, а там нет работы, завод простаивает. Получается, что открепиться он не может, должен два года отработать, работы на самом деле нет, зарплаты тоже нет… А если он ушел куда-то, полностью не отработав положенные 2 года, то государство взыскивает за обучение миллионы. Разве это правильно? Ведь, если человек ушел на другую работу, он все равно продолжает работать в этом же государстве, платит налоги, осуществляет свою профессиональную подготовку. И все равно должен платить по 15-20 миллионов за полученное образование, которое по Конституции у нас бесплатное?

Если говорить о гарантиях, то следует отметить, что и пособие на детей у нас получают только малоимущие, те, у кого совершенно нищенский доход. Хотя если сравнить работника, у которого нет детей, и у которого несколько детей – очевидно, что они находятся в совершенно разных условиях. И при этом государство постоянно ратует за увеличение рождаемости. Кстати, в той же России пособие на детей получают все граждане, воспитывающие детей, вне зависимости от доходов.

– Насколько юридическая служба важна для профсоюза?

– Сегодня это краеугольный камень работы независимой профорганизации. Это защита и членов организации, и самого профсоюза.

Мы знаем, что есть дело 2090 о нарушении прав профсоюзов. Если бы наши независимые профсоюзы не имели международных контактов, не обладали бы правовыми знаниями по вопросам обращения в МОТ, можно констатировать, что к данному моменту в нашей стране не было бы никаких независимых профсоюзов. И то, что независимые профсоюзы сумели в таких условиях отстоять сой статус, защитить свои права и права и своих членов, это большой плюс. И это, безусловно, положительно влияет на имидж организации.

Но главное, что независимые профсоюзные не боятся отстаивать права работников. К этому моменту наш профсоюз не только не прекратил свое существование, но и вырос в три раза. К нам идут мотивированные люди, преодолевшие свой страх перед системой.

Почему? Да потому что они знают, что здесь их защитят. Каждый человек может прийти к нам со своей проблемой, со своей бедой. Для мотивации членства правовая помощь и защита имеют очень большое значение. Мы проводим выездные консультации, консультируем по телефону, пишем исковые заявления и обращения в различные инстанции. При этом мы не ограничиваемся только сферой трудовых отношений, потому что во всех других – социальных, семейных, наследственных, гражданских опросах, люди тоже, к сожалению, юридически абсолютно безграмотны.

Есть и еще один нюанс – правовые услуги у нас в стране безумно дорогие. Хоть и была снижена сумма госпошлины за подачу иска до 5%, но сколько стоит консультация, сколько стоит написать исковое заявление, подготовка по судебному делу? От 250 до 350 тысяч. 350 тысяч в день стоит выступление адвоката в суде. Для большинства людей это практически недоступно. Мы же оказываем помощь бесплатно. Притом у нас уже очень большой опыт в трудовых отношениях.

Для нашего профсоюза эта работа необычайно важна. В итоге люди, получив консультацию, помощь, звонят и благодарят. Потому что мы им помогли. Это очень много значит для организации. Мы на президиуме обсуждали работу правовой службы, выступали наши юристы из всех регионов и приводили очень много примеров, когда люди, после оказания им помощи, вступали в профсоюз, приводили других работников, становились активными членами организации.

Хотя к нам обращаются не только члены нашего профсоюза, но и другие граждане. Обращаются потому, что знают: мы всегда принципиально отстаиваем интересы работников. И никому не отказываем в помощи. Независимо от членства в профсоюзе, независимо от того, вступит потом человек в наш профсоюз или нет. Мы знаем, что люди опасаются за свою работу, на предприятиях идет большая идеологическая обработка работников, направленная на то, чтобы они не вступали в независимые профсоюзы. Но мы не можем отказать в помощи.

Мы действуем в сложных условиях, мы профсоюз независимый, не входящий в официальные профсоюзные объединения, который проводит свою независимую политику, основная цель которой – защита своих членов для того, чтобы отстоять их права и законные интересы.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.